форум по пулям Иванова

 
На охоту с "Парадоксом"

Компания HOLLAND & HOLLAND официально заявила, что после 70-летнего перерыва возобновляет выпуск ружей со сверловкой «парадокс». Когда-то казалось, что гладкоствольное ружье не может обеспечить точность боя пулей, сравнимую с точностью стрельбы из нарезного оружия. Но в 1885 году полковник Фосбери нашел решение этой задачи. Нарезной чок обеспечивал совершенно невероятный поперечник рассеивания – не более 10–15 см на дистанции 100 м. Генри Голланд моментально оценил преимущества нарезного чока и приобрел права на него. Нарезной чок в гладком стволе – название «парадокс» пришло ему на ум само собой.(в соответствии с законом РФ «об оружии», если длина нарезного чока не превышает 140 мм, ствол считается гладким.)

Ружья со сверловкой «парадокс» пользовались огромным спросом: достаточно сказать, что за 40 лет компания Holland & Holland продала свыше 1500 подобных ружей. Потом производство оружия со сверловкой «парадокс» было прекращено. И вот спустя почти 70 лет компания Holland & Holland возобновила их производство. Чем же объясняется данное решение руководства компании? Прежде всего изменившимися условиями охоты, значительно возросшей численностью кабана и оленя и возможностью запрета на применение нарезного оружия в густонаселенных районах. Оружие со сверловкой «парадокс» идеально подходит для современных охот в Европе. Кроме того, «парадоксы» имеют славное прошлое и наряду со штуцерами активно использовались как в Индии, так и в странах Африки. И если штуцеры до сих пор пользуются постоянным спросом, то вполне вероятно, что и возрожденные из небытия «парадоксы» найдут своего покупателя. По оценкам специалистов компании Holland & Holland, свинцовая пуля 12-го калибра массой 48 г при начальной скорости полета 320 м/с и дульной энергией 2500 Дж на дистанции 100 м сохранит 90% начальной скорости и 85% дульной энергии. Да и сегодня охотники с успехом применяют на охоте «парадоксы», изготовленные еще в XIX веке. Надо полагать, что современные «парадоксы» не уронят былой славы.

Роджер Лейк давно хотел испытать на охоте купленный им «парадокс», и наконец случай представился. Конечно, он хотел вернуться с добытыми трофеями, но в гораздо большей степени его интересовала возможность проверить возможности оружия в условиях реальной охоты.

Первое, что сделал Лейк, проверил бой ружья. Лейк самостоятельно снарядил 40 патронов. (Куда так много, подумал он? Но все равно взял все снаряженные патроны с собой на охоту. Забегая вперед, скажу, что они пригодились ему практически все.) При стрельбе на 45 метров поперечник рассеивания не превышал 10 см, однако точка попадания находилась на 20 см выше точки прицеливания! Ладно, учту при прицеливании, подумал Лейк.

Приехав на охоту в ЮАР, Лейк решил вновь проверить бой ружья. Помня о 20 см, он взял прицел ниже, и пули вошли точно в центр мишени. Великолепный результат! Все, включая его самого, были в восхищении. Но следующий день принес только разочарования. Два раза проводники подводили его на дистанцию не более 50 метров к мирно пасшимся ньялам. Но ни один выстрел не оказался результативным. На следующий день результат опять был нулевым. Выстрелы по двум ньялам и куду ничего, кроме разочарования, не принесли. Как и накануне, все пули прошли выше цели.

И вновь Роджер Лейк отправился на стрельбище, чтобы еще раз проверить бой ружья. Он прицелился в центр мишени, и пули легли на 20 см выше. Лейк понял, что дело вовсе не в ружье, а в его неумении стрелять из этого ружья на охоте. Только сейчас он понял, что стрельба по мишени и стрельба по зверю имеют мало общего. Всякий раз, нажимая на спусковой крючок, он думал, что вносит необходимую поправку, но на самом деле желание добыть трофей было настолько сильным, что он забывал о внесении поправки. И все же Лейк не мог до конца понять, почему на стрельбище он поражает мишень, а на охоте промахивается. Тогда он обратился к сопровождавшему его профессиональному охотнику с вопросом, как пристрелено его оружие и вносит ли он поправки при прицеливании. Ответ профессионального охотника был краток: точка прицеливания должна совпадать с точкой попадания.

Лейк понял, что нужно внести коррективы в прицельные приспособления, которыми было оснащено его ружье. Беглый осмотр целика не выявил никаких возможностей изменения его положения. Оставалась мушка. Работа в этом направлении казалась более перспективной. После непродолжительных подсчетов было решено увеличить высоту мушки с 2 до 2,5 мм. В лагере из подручных материалов (таковыми оказались тальковая присыпка от пота и давно просроченный эпоксидный клей) Роджер Лейк смастерил некое подобие мушки, которое он прикрепил на мушку, установленную на ружье.

На следующее утро была произведена контрольная пристрелка ружья с новой мушкой. Пули ложились на 5 см выше точки прицеливания. С таким ружьем уже можно выходить на охоту. Профессиональный охотник, сопровождавший Лейка, предложил ему проверить ружье в условиях реальной охоты: добыть импалу для котла.

Поиски вскоре увенчались успехом. Охотникам удалось подойти к импале на 40 метров. Лейк тщательно прицелился и нажал на спусковой крючок. Выстрел оказался результативным! И хотя это не была настоящая охота, все же Роджер Лейк ощутил определенную уверенность в себе и, главное, в своем ружье.

Вечером того же дня Лейк в сопровождении профессионального охотника отправился на охоту. На этот раз объектом стала ньяла. Лейк, ободренный успехом, шел с твердой уверенностью, что трофей будет добыт. В густых зарослях, метрах примерно в 40, охотники увидели стоящую ньялу. Выстрел, и антилопа была чисто бита. Это был первый настоящий трофей, добытый Роджером Лейком из «парадокса». Тучи отчаяния стали потихоньку рассеиваться, и в разрывах между ними стали появляться первые лучики надежды. В конечном итоге основная цель была достигнута: трофей из «парадокса» был добыт.

В извечном споре, что лучше: легкие высокоскоростные пули или тяжелые, медленно летящие, пули для «парадоксов» стоят особняком. Пуля массой 49 г, летящая со скоростью около 300 м/с, обладает колоссальным останавливающим действием. А при стрельбе в зарослях у «парадоксов» практически нет конкурентов.

В лагере Роджер Лейк задал профессиональному охотнику, сопровождавшему его, вопрос, сможет ли он добыть из «парадокса» водяного козла. Профессиональный охотник, успевший за эти дни не только оценить оружие, но и изучить его сильные и слабые стороны, а также потенциал стрелка, сказал, что в принципе это возможно, но маловероятно. И еще он показал Лейку, если он увидит водяного козла, стрелять не раздумывая, потому что второго шанса не будет.

Уже смеркалось, когда следопыт увидел в прогал между переплетенными ветками кустов неподвижно стоявшего водяного козла. Его силуэт был едва различим во мраке надвигавшейся ночи. Лейк подвел отчетливо видимую в темноте белую мушку под грудь цели и нажал на спусковой крючок. Донесшийся громкий шлепок явно указал, что пуля попала в цель. Охотники и следопыты бросились туда, где только что стоял водяной козел. Кровь на земле говорила о ранении зверя.

Профессиональный охотник сказал Лейку, чтобы тот был готов к возможному нападению водяного козла, ибо порой случается, что раненые животные нападают на охотников. Боже, подумал Лейк, в кромешной темноте я ищу раненного мной водяного козла, который к тому же может напасть.

К счастью, все опасения оказались напрасными. Водяной козел отбежал только на 30 метров от места, где был ранен, вернее, чисто бит. Пуля пробила переднюю ключицу и вошла в грудную клетку.

«Жизнь – интересная штука, – подумал Роджер Лейк. – Порой она делает совершенно непредсказуемые повороты, заставляя верить в предопределенность всего того, что происходит с нами. Ведь если бы «парадокс» у меня не высил, мне не пришлось бы изготавливать для него новую мушку, если бы я не использовал тальк, я бы не видел мушку в темноте, если бы я не видел мушку в темноте, я бы никогда не добыл водяного козла». Так размышлял Лейк о превратностях и поворотах судьбы.

Если в следующий раз Роджер Лейк соберется ехать на охоту в Африку с «парадоксом», то прежде всего он добьется, чтобы на дистанции 50 метров точка прицеливания совпадала с точкой попадания. Кроме того, он обязательно закажет или сделает сам крупную мушку из слоновой кости для охоты в условиях сумерек.

Буквально перед самым отъездом Лейка из лагеря в аэропорт с охоты вернулся еще один охотник, живший в том же лагере. У него случилась неприятность: он выстрелил в импалу, но легкая пуля, выпущенная из современного карабина, задела ветку дерева и срикошетила.

«Надо было ему стрелять из «парадокса», – подумал Роджер Лейк.

Вместо заключения. Последний «парадокс» был выпущен в 1931 г. Спустя 75 лет одна из ведущих оружейных компаний мира возобновила их выпуск. Новый «парадокс» предлагается с замками на боковых досках.

Несколько слов о самом ружье. Ружье Holland & Holland 12-го калибра с внешними курками № 15002 со сверловкой стволов «парадокс» было изготовлено по заказу некоего Дж.У. Аллена в 1891 году. Об этом свидетельствует запись в книге заказов компании. Какой-либо дополнительной информации об этом человеке найти не удалось. Известно только, что в 1905 году ружье было возвращено в компанию Holland & Holland для проведения испытательного отстрела бездымным порохом. Стандартная навеска кордита для гильзы длиной 65 мм составляла 25 гран, масса пули 735 гран. По всей видимости, тогда же был установлен новый целик для стрельбы на дистанцию 50 ярдов (45 м).

В 1914 году это ружье купил Фредерик Вюлсин. Вполне возможно, что именно он послужил прототипом для создания кинематографического образа Индианы Джонса. Фредерик Вюлсин был ярким представителем ученых, путешественников, авантюристов начала ХХ века, чьи приключения (а порой и похождения) приковывали к себе внимание общественности. Он закончил Гарвардский университет в 1914 году и летом того же года был направлен в Гваделупу для сбора образцов зоологической коллекции. Вернувшись из Гваделупы, Вюлсин отправился в новое путешествие – на этот раз в Восточную Африку и на Мадагаскар. По пути в Африку он остановился в Лондоне, где и купил в магазине компании за 17 фунтов 15 шиллингов и 6 пенсов ружье № 15002.

После окончания Первой мировой войны (лейтенант Вюлсин служил в составе американского экспедиционного корпуса) он вернулся к научной работе. В 1921 и 1923 годах Фредерик Вюлсин возглавлял экспедиции в Китай и Монголию, организованные Гарвардским музеем сравнительной зоологии и журналом National Geographic. Во время экспедиций была собрана огромная коллекция образцов флоры и фауны (им посчастливилось найти в Монголии яйца динозавра), кроме того, члены экспедиции проводили антропологические и этнографические исследования. В 1927 году Фредерику Вюлсину была присвоена ученая степень доктора философии Гарвардского университета.

После Китая последовали поездки в Бельгийское Конго, Французскую Экваториальную Африку и страны Центральной Америки. В 1930-е годы Вюлсин руководил археологическими раскопками в Персии.

Во время Второй мировой войны Вюлсин служил в квартирмейстерской службе консультантом по вопросам снаряжения и экипировки военнослужащих в условиях пустыни и жаркого климата.

После окончания войны Вюлсин стал профессором антропологии и социологии.

Умер Фредерик Вюлсин в 1961 году.

После смерти Фредерика Вюлсина «голланд» некоторое время хранился в семье, а спустя годы наследники продали его Роджеру Лейку. Ружье было в очень хорошем состоянии, и, что особо радовало, стволы не были шустованы и сохранили заводской диаметр каналов стволов – 18,7/18,7 мм. (Максимальный диаметр канала ствола «парадоксов», испытанных для стрельбы дымным порохом, составляет 18,7 мм, для стрельбы бездымным порохом – 18,6 мм. К сожалению, многие стволы были шустованы, и порой в результате этого диаметр канала ствола мог достигать 18,9 мм. Компания Holland & Holland из соображений безопасности категорически запрещает стрелять пулей из ружей с диаметром канала ствола более 18,7 мм. Кстати, не забывайте, что когда речь идет о «парадоксах», то под словами «диаметр канала ствола» имеется в виду диаметр нарезной части ствола, т.е. чока.

Андрей Угаров

Опубликовано в: "Охота и рыбалка" №2(70) от 01.02.2009


[фотогалерея] [список статей]

 

 

© 2009 ООО "Иванов-57" Права защищены
адрес: г. Москва, ул. Ленинская слобода, дом 26, стр. 2;
телефон: +7(925)193-52-97;
Генеральный директор: Иванов Михаил Юрьевич